«Дифирамбики»

О самоучка, критик, боже мой
Как горд он ролью критика самой
Увидев отмели, кричит о глуби
Мешает мел с углем и свет со тьмой
Омар Хаям

На куче дел сидит мрачнее тучи
Разбрасывая взгляды, будто бы дерьмо
Бывали люди на постах по круче
А этот, как индюк, не правда ли смешно

Для тормозов всех видов принцип одинаков
Вперед смотреть для них грешно
Но думают, они главнейшие, однако
И, что рулить и тормозить для них одно

Смотрю, удивляюсь в ней та же машина
Там руль есть и тормоз и крепкая шина
Там винтиков столько, сколько не счесть
Напоминанье безмозглости, есть
Но цель направленья движенья не вижу
Умов не осталось былого престижа
Машина стоит средь больших перемен
Как памятник остекленевший совсем

Я был когда-то молодым
Но я не этим удивлял
А не напившись даже в дым
Я всюду шапки оставлял
Г,Н,

Тому, кому подкожный мир знаком
О том пословица права
Когда обжегшись молоком
Уж подозрительна вода
В,Н

Тому-кому и кто на ком
Не знаю это под замком
Подкожный мир, однако, мне знаком
Но я себя считаюсь знатоком
В понятиях «райком», «партком»
Но если назовут меня «совком»
То не обижусь я потом,,,,,,,,,,,
Короче, если ты обжегся молоком
Дуй водку, не спеши вставать раком

У жизни каждого свой путь
И место в жизни для души
Закон, ты осмотрительнее будь
Тех, кто достоин, тех учи

Иногда за «дружеской» беседой
Ну, нужно «заложить» своих друзей
Ну что, что делим хлеб обеда
Своя ведь шкура, все таки важней
Хоть не копайся, знаем есть у каждого
А если, задница своя, измазана дерьмом
Есть повод для закрутки слуха важного
Пусть отмываются, а мы здесь не причем
Здесь важно первому ударить
А то, что в «дупель», где попало мы лежим
Рассказы лишь немного позабавят
Забудь про нас, сейчас огонь по ним
Мы спим, едим с большим начальством
Попробуй тронуть, мы вам такое разведем
И хорошо у нас с актерством и притворством
Мы много знаем и все нам не почем
Но вы не думайте, мы верные для Вас друзья, подружки
Хотим, чтоб, безконтрольно, было хорошо
А получили прозвище гнилушки
Как зря, обидно, люди это же грешно

Такой как есть, не с резким словом
Но твердо на своем стоит
Он как бы в облике особом
Он первый, первым он рулит
Свой взгляд, своя манера речи
Радиста мыслей поворот
Трудней от этого, иль легче
На первом месте дело, мелочи не в счет
И кто не понял его сути
Он трудный опыт проглядел
Что он проблем, раскидывая кучи
Как, молодой, ни в чем не постарел

Вы вспомните в хороший час

Трудней всего желать пенсионерам
Когда по возрасту почти, родня
И в бодрости, им быть примером
Банальность, в пожеланьях говоря
Конечно, жаль, что с нами вас не будет
При обсуждении рабочих дел
И не обижайтесь, если не забудем
Вас, нагружая в решении проблем
Хочу я пожелать прекрасного здоровья
И не торгуясь с жизнью лет до ста дойти
Чтоб были созданы для этого условья
Занятие с прибавкой к пенсии найти
А, что найдете, не может быть сомненья
Огромен опыт Ваш, и это не секрет
Что не дадите проблемам послабленья
Ведь стаж работы целых сорок лет

И хоть смешна о том забота
Но пусть Вы вспомните в хороший час
Что и для Вас найдется с «СКВ» работа
Машина секретарша ждут и Вас
И если наградит судьба иной заботой
Ведь Бытия бесчисленны круги
Друзей Вы вспомните в любое время года
И для общения время сможете найти
И чтоб теченьем к низу не сносило
Чтоб Вас могли любить и понимать
Желайте всем всегда Вы только мира
Ведь мудрости у Вас не занимать

«Деду»

ded2Сегодня у Вас Юбилей
Красивая серьезная дата
Какой бесконечною когда-то
Дорога казалась Вам к ней.
Стремительно время летит
Но сколько бы не миновало
А лет Вам сегодня на вид
Я думаю удивительно мало.
И был труднейший Ваш путь
От Венгрии и до Афгана
Привел он не куда нибудь
В Столицу Узбекистана.
И жизнь была не тихою речкой
А бурным Тереком в горах
Не притворялись Вы овечкой
Не забывали о врагах.
Так пожелаем Вам всегда
В дороге той идти не унывая
По крайней мере, лет до ста
Идти, и никогда не уставая.
А пожеланья будут кратки
Здоровым быть и жить в достатке

Пенсионерам посвящается

Он как поэт и если мысль блеснет
Ее он сразу на бумагу проливает
И нужный смысл прикован, не уйдет
И нужные слова, как будто классик подбирает
Мечтает о работе с СКВ прибавкой
Но если такового места не найдет
То он, на должность с самой твердой ставкой
В союз писателей пойдет

Вас жизнь ни чем не обделила
Добром своим не обошла
С хорошими людьми сводила
Ум шахматиста, доброты душа
Дальнейшую судьбу, предсказывать не вправе
Одно могу уверенно сказать
Ту специальность, что по жизни Вы избрали
И на гражданке можно применять

Двадцать пятое мая знаменитая дата
Иногда даже сердце щемит
Были все молодыми, когда то
В школе, последний звонок не забыт
Наш юбиляр, каждый год отмечая
О времени юном, память хранит
Ну а пятьдесят, это только начало
Внутренний голос ему говорит
И потому здоровья и главное силы
Хочу юбиляру сейчас пожелать
Быть всегда поджарым и сильным
Вечер торжественный свой вспоминать

Хочу поздравить с этой круглой датой
И, чтоб с чела грустинку отвести
Напомню, жизнь событьям кратна
И кто сказал, что половина пройдена пути
Пусть эта половина, третью будет
Две трети, необходимо будет Вам пройти
А будет сто пятьдесят, за это ж не осудят
И больше радости в отрезке этого пути
Так пожелаем, очень крепкого здоровья
Терпения, в решении любых проблем
Пусть будет много поводов, для Вашего застолья
Для обсуждения всегда, приятных тем

К 10 летнему Юбилею

Не будем сбрасывать года со счета
Хоть небольшой,но все же юбилей
Проделана огромная работа
И торжество от этого острей
Длинна дорога и в дороге дорог
Особый лад единства в этот срок
Чтоб все всегда сходилось в пору
Как добрый на ноге сапог
Конечно, вовсе не бесследно
Те для ума и сердца шли года
Была дорога не всегда победной
Наградами, завалена, всегда
Хочу я пожелать здоровья и удачи
За победу, которую не вздохами куют
За коллектив бокал поднимем, как иначе
Пусть в Ваших семьях будет счастье и уют

На призывном пункте

Наступила осень, осень не долгожданная 1976 года. Молодой человек, наш « герой» закончивший учебу на втором курсе Железнодорожного техникума, переступил порог КПП призывного пункта. За этим порогом, как бы являющимся границей между беззаботной гражданской жизнью и неизвестностью, его встретили взгляды таких же оболваненных на лысо товарищей по несчастью. За этой границей КПП остались родители, невесты и ожидающие своей очереди в армию товарищи. Естественно, накатывали для храбрости , долго обнимались, напутствовали , «Братан держись». Но все, прекрасно понимали, что это мало кого взбодрит.

Переступив порог наш герой, старался дать себе установку, не копаться в себе, а переключиться на окружающих, может будет легче. Дурман портвейна не заглушил тревогу перед неизвестностью, наоборот заострил это не ведомое ране чувство. И это было заметно по лицам других бритоголовых. Кто-то тупо уставившись в точку курил одну за другой сигареты, были такие, совсем ни какие, лежали к верху воронкой на лавочке рядом с извержениями желудка. А были такие, которые радостно ржали как кони с необъятных степных просторов, играли в карты, попивая мутную бурду прямо из горла. Все это напоминало стан кочевников перед набегом. Дежурившие солдаты смотрели на это отсутствующим взглядом, делая вид, что все происходящее им до лампочки.

Но с приходом старшего по званию, они засуетились, стали выкрикивать призывы заканчивать бардак и выйти на построение. На плацу П-образно в три шеренги выстроилась разно пестрая покачивающаяся молодежь. Среди них явно выделялись уже повзрослевшая публика «отсрочников». Они держались особняком, от как они называли, желторотых. Выступивший на середину майор звучным голосом прокричал никому не нужные команды. Типа «Равняйсь», «Смирно», « Равнение на середину». Набрав воздуха в легкие и сильно покраснев, прокричал последнюю команду с привизгиванием. Видно сильно хотел понравиться начальству, но облажался. Но ни кто не отреагировал на первых две команды, зато тупо покачиваясь, все смотрели на середину, где стояло начальство. В строю на задних рядах, поднимались облачка дыма дешевых папирос с непонятным запахом, и явно прослушивалось не внятное бормотание.