Архив тегов: призывник

Помывочная

Ворота медленно, со скрипом начали раздвигаться. Из открытого окна КПП на нас смотрели крепко сложенные парни в голубых беретах. Капитан повернулся к нам и улыбкой произнес — «Добро пожаловать в ад, салаги». Автобус медленно въехал на территорию части и проследовал по аллее до казармы.Там их уже поджидал прапорщик, с огромными, как у Буденного, рыжими усами. Ошарашенные от увиденного, мы вылезли из автобуса и стояли неровной кучкой. Капитан скомандовал прапорщику — «Принимайте», развернулся и ушел. На этом его роль покупателя закончилась. Прапорщик, оглядев взглядом каждого, басовито произнес — «Все гражданское на вас будет изъято и сдано на склад. Рюкзаки, чемоданы оставить здесь. Подходите по одному, получайте помывочный материал.» На лавочке перед казармой аккуратными кучками были разложены нарезанные кусочки хозяйственного мыла с мочалами искусственного происхождения. У лавочки стоял плотного телосложения сержант, выдававший разложенное каждому на руки. И, судя, по ослабленному ремню и бляхе висевшей в области паха, прослужившего больше года, таких, как позднее мы узнали называют — «Дембелями». Помывочного материала хватило на каждого. Прапорщик молча наблюдал за процессом раздачи и когда он закончился, произнес — «А теперь в автобус, в помывочную». Облегченные от своего нехитрого багажа мы залезли автобус. Автобус тронулся и таким же маршрутом по части выкатил за ворота.

На призывном пункте

Наступила осень, осень не долгожданная 1976 года. Молодой человек, наш « герой» закончивший учебу на втором курсе Железнодорожного техникума, переступил порог КПП призывного пункта. За этим порогом, как бы являющимся границей между беззаботной гражданской жизнью и неизвестностью, его встретили взгляды таких же оболваненных на лысо товарищей по несчастью. За этой границей КПП остались родители, невесты и ожидающие своей очереди в армию товарищи. Естественно, накатывали для храбрости , долго обнимались, напутствовали , «Братан держись». Но все, прекрасно понимали, что это мало кого взбодрит.

Переступив порог наш герой, старался дать себе установку, не копаться в себе, а переключиться на окружающих, может будет легче. Дурман портвейна не заглушил тревогу перед неизвестностью, наоборот заострил это не ведомое ране чувство. И это было заметно по лицам других бритоголовых. Кто-то тупо уставившись в точку курил одну за другой сигареты, были такие, совсем ни какие, лежали к верху воронкой на лавочке рядом с извержениями желудка. А были такие, которые радостно ржали как кони с необъятных степных просторов, играли в карты, попивая мутную бурду прямо из горла. Все это напоминало стан кочевников перед набегом. Дежурившие солдаты смотрели на это отсутствующим взглядом, делая вид, что все происходящее им до лампочки.

Но с приходом старшего по званию, они засуетились, стали выкрикивать призывы заканчивать бардак и выйти на построение. На плацу П-образно в три шеренги выстроилась разно пестрая покачивающаяся молодежь. Среди них явно выделялись уже повзрослевшая публика «отсрочников». Они держались особняком, от как они называли, желторотых. Выступивший на середину майор звучным голосом прокричал никому не нужные команды. Типа «Равняйсь», «Смирно», « Равнение на середину». Набрав воздуха в легкие и сильно покраснев, прокричал последнюю команду с привизгиванием. Видно сильно хотел понравиться начальству, но облажался. Но ни кто не отреагировал на первых две команды, зато тупо покачиваясь, все смотрели на середину, где стояло начальство. В строю на задних рядах, поднимались облачка дыма дешевых папирос с непонятным запахом, и явно прослушивалось не внятное бормотание.