Архив тегов: детство

Ашичка (игра)

Кто не помнит, популярную на то ремя игру, ашички. Это обыкновенная rоленная баранья косточка. Мелкие косточки, раскрашенные в яркие цвета, являлись разменной монетой в буквальном смысле. Хочешь принять участие в игре, купи ашичку за копейку.  Крупная косточка, называемая на сленге дворовых «пацанов» «Лобан», шла по три копейки. Ашички ставили на кон, лобанами играли. А чаще ашички называли «Мослами». Чертили две параллельных линии с небольшим промежутком, на первую линию ставили в ряд ашички. От этой линии перпендикулярно бросали лобаны в одну сторону. Чей лобан дальше от линии, тот бросал первым, выбил ашичку за вторую линию, она твоя, не выбил, жди своей очереди,если там что то останется. Мы таскали с собой мешочки и готовы были продать ашички тем, у кого их не было. Игра была очень популярная, так что в день мы зарабатывали по двадцать копеек и пополняли запас выигранных ашичек. Еще одна игра, называемая на «Попа» была не менее популярна. Лобан сверлился в пяти местах и в образовавшиеся пустоты заливался свинц для утяжеления. Верхняя и нижняя часть стачивалась для скольжения. Передний край, для установки в вертикальное положение тоже подтачивался. Теперь этот мосол называли «Сочкой». По середине ряда ашичек ставилась залитая свинцом сочка в вертикальном положении. Играли такими же тяжелыми сочками . Правила такие,выбил попа за край второй линии,весь кон «ашички деньи» твой, выбил ашичку, она твоя, промахнулся, ставь дополнительно в ряд ашичку или ложи копейку на кон. Но для этой игры нужна гладкая поверхность. Пацаны моего возраста, подсознательно понимали, что на этом можно подзаработать. Кто то из наших уличных предложил, работать одной командой. Так образовалась наша уличная команда с «Березового тупика».  Это потом появятся другие команды Пайарыкская, Байсунская , Гиждуванскаяи тд.

Городок

Городок, в котором прошло мое детство, был маленьким и от того, наверное, его обитатели сокращали, названия местных достопримечательностей. А их в городке было мало. Например «Товарка». Это железнодорожный узел, на котором формируются составы из вагонов с различными товарами. Локомотив с вагонами заезжает задом на горку, вагон отцепляют и он своим ходом катится с горки, остается переключить нужную стрелку. И, чтобы, вагон попал в нужное место, чуть подальше стоит трехэтажная башня, с диспетчерами. Гулко прокатывается эхо от команд с башни «Седьмой вагон на пятый путь», вещают громкоговорители. А им вторит эхо « путь, путь ,путь, путь». Чтобы, многотонная махина разогнавшись не разбила сцепку и еще хуже не попортила товар, существуют башмачники, это для них передают команды. Башмачники особая каста железнодорожников. От них зависит тормозной путь вагона, надо исхитриться и поставить под задние колесные пары, специальной штангой башмаки, в виде салазок , чтобы вагон прибыл на сцепку, с нужной скоростью . Но случались промахи и громко, на весь городок раздавалось «Мбабах» с металлическим звоном и эхом «ах,ах,ах,ах». Постоянные свистки, скрежет колесных пар, надрывный рев дизельных двигателей. С детства я не мог понять, как можно жить рядом с железной дорогой. Но благодаря железной дороге и родился, этот городок им. Шумилова. «Шумок» его называют местные.

Родители мои, родились в многодетных семьях и всю свою молодость, мечтали о своем, пусть маленьком, но своем уютном домике. Эта возможность судьбой, наконец, им была предоставлена. Они, на свои скудные сбережения, приобрели комнатку в общем доме, на «пересылке». Пересылка, это еще одно сокращение пересыльной тюрьмы. С детства, стоят у меня перед глазами эти тупорылые воронки, с железными решетками, из которых виднелись только глаза, иногда злые на весь мир, иногда добрые, а чаще всего серые, слезящиеся и отрешенные от всего происходящего. Только сейчас, начинаешь осознавать, сколько человеческих судеб, изломанных, искореженных прошло через пересылку. До сих пор, я не мог понять, как можно находится в жару по три часа к ряду, в этом отвратительном, пахнувшем испражнениями, железном ящике. Сопровождающие с автоматами, конечно же, выходили и стояли в тени.