Архив рубрики: Рассказы

Серая рыбка

У самого, синего моря, жили,были старик со старухой и было у них три сына. Старший умный был детина, средний был ни так ни сяк, младший вовсе был дурак. Старик, когда был по моложе, рыбачил в море, заставлял сыновей ему помогать. Старуха, продавала в городе пойманный улов и покупала необходимые продукты. Дом их был на песке. Огород или сад не разведешь. Состарился старик, перестал ходить в море. Не хотели сыновья заниматься рыболовством, они подрабатывали в городе на временных работах, тем и жили. Без присмотра лодка развалилась, невод сиротливо висел на кольях, зябко подрагивая от соленого морского бриза.

И вот, как то в одно раннее утро, проснулся старик, вышел на крыльцо, посмотрел на море, печально взглянул на обломки своей лодки. — «Да что же такое делается. Жить на море и рыбы не наловить. Вставай жена, муку по сусекам собери да тесто замеси. А вы сынки, попросите у соседей лодку и живо в море. Рыбки жареной давно не ел», сказал он в гневе. Молча посмотрел старший сын на отца, взвалил на себя невод и пошел к соседям. Скоро, иль долго, он договаривался, неизвестно, но через некоторое время, забелел парус на глади моря.

(Бред)

У каждого,  в глубине души, искоркой тлеет мечта. Она может быть большой, глобальной или мелкой, меркантильной. Лишь оставаясь с самим собой, силой воображения, искорка превращается в костер, который греет душу. А возможные варианты, достижения своей мечты, раскрашивают пламя причудливыми красками. Мечта принадлежит только тебе, ее не кому поведать, не с кем поделиться. Друг, может оказаться и не друг, а так. Растрезвонит, так невзначай по миру, и будешь ходить белой вороной, под прицелом хихикающих взглядов сослуживцев. Не каждой женщине, суждено понять важность стимулирующего фактора мечты в жизни мужчины. У некоторых женщин, свои заморочки, они более рациональны, своя тактика в достижении любой маломальской цели. Все зависит от многих физиологических факторов. В самый не подходящий момент, в порыве эмоционального срыва, твои откровения могут вернуться бумерангом по твоему же затылку. Такова жизнь и оправдания типа: — «А я что, я ничего, я разве не правду сказала? Подумаешь, возомнил себя «Биномом Ньютона». Все об этом знают». Эти слова, не должны быть неожиданностью. Каждый раз, погружаясь в сладостные грезы своих мечтаний, в конце, для меня назревает само собой вопрос. А что потом, дальше. Но уставая от наваждений и фантазий, сам себе бормочу: — «Потом, потом, будет суп с котом. Кот ее знает. Там видно будет».

Стихи на заданную тему

Удел радистов- «связь качать»
При этом,жилы не без мата напрягая
За срыв конечно «получать»
И клетки нервов при этом не считая
Но верю ,все от нас зависит
Кто не умеет делать, много говорит
Слепой работы нашей ,не увидит
Кто может делать, тот без слов творит
За торопливостью застольного общенья
Где чувства сбивчивы и речь
Хочу я пожелать поменьше приключений
К друг другу доброту сберечь
Напутствие до краткости простое
Здоровы будте,чтобы ладилось в семье
И чтобы не было у творчества застоя
Джигиты наши будьте на коне

Проводы

Правы Великие — умчался век эпических поэм
Что опусы в стихах, пришли в упадок
Я думаю,поэты в этом виноваты не совсем
Старался,но увы,сей стих не так уж гладок
Но в нем в наличии,присутсвует пометка
Что, много помогали поколенью моему
Что здесь сейчас и там в Советских пятилетках
Учили на примерах, Вы нас разуму-уму
Хоть молодежь сейчас, другой породы
Наставший день, не стал для Вас чужой
Застали Вы и те и эти годы
Всегда работая с душою молодой
Спасибо, верьте, нами не забыто
И наша память, не завянет на корню
Чему душа была тогда открыта
Открыта и к сегодняшнему дню

Стихи на заданную тему

Владимиру Григорьевичу

Вот шестьдесят, это много иль мало
Много для тех, кто от жизни устал
Мало для тех ,кому времени мало
Ты в своей жизни, всегда успевал
Желаем мы стабильности в здоровье
И в прибыли доходов, как подспорье
Как минимум до ста дожить
Потом ,у бога,будешь сам просить
Что в очередной юбилей подарить
Пусть будет много пожеланий
Тебе их всех, не перечесть
Тебя мы просто поздравляем
И любим мы тебя таким, какой ты есть

Артему «очень теплому»

Кто начинал с низов, тот это знает
Как радостен ,желанен этот миг
Когда еще одна звезда, в погонах засияет
Как маленький рубеж, который ты достиг
Семья военного, и это символично
С ее подачи ,ты избрал такую же стезю
Знай, что на погонах места, безгранично
Там есть, где прилепить, еще одну звезду
Традиции отдела , идут с восьмидесятых
И могут возразить, мол время уж не то
Но чувство локтя и поддержки, всем понятных
Должно остаться, процветать должно
Кто зачинал традиции, таких, уж больше нету
Оставив нам своих учеников
Учись и набирай как песню,по куплету
Тот опыт,я извиняюсь, в скобках стариков
В наставники , учителя не набиваясь
Хочу тебе я просто, пожелать
Посильно в изучении базы напрягаясь
Носителем традиций стать
Конечно же, здоровья, счастья и удачи
Примерным будь, учись, характер формируй
Красавицу найти, а как же здесь иначе
И наконец, женись и больше не балуй

Грустинка

Тот буйствует,а этот служит чинно
Другой трещит как, юный чиж
Но где лицо , а где личина
Порою не поймешь , не различишь
Своих корим ,чужих прощаем
К пустой Душе тропу торим
И часто просто обещаем
Чем совершаем и творим
Старайся быть собой, куда б тебя не ставили
На модный стол, на крышу ли в глуши
Но если в тебе добычу видит стая
Тогда есть повод- лучше сам уйди
Но век примеры братства множит
Ведь разум многих не померк
Уверен , мне всегда поможет
В борьбе со стаей настоящий человек

Пенсионерам посвящается

Сердце мне однажды,так сказало
Не кори меня и строго не суди
Помнишь , как по жизни помотало
Глянь назад , какие бури позади
Пусть тебя, не соблазняют схватки
Не манят, бессонные дела
Знаешь сам ,что нервы не в порядке
Хоть в крови, не поубавилось тепла
Я ответил ,хватит ,не ворчи об этом
И не уличай в большой вине
Сколько впереди, и я ж не за кюветом
От дороги жизни в стороне
Нет ,не буду я сидеть, в отставке
Буду делать столько сколь смогу
Только не хандри ,и будет все в порядке
А по другому жить, я не смогу
Н,Г,

Мы говорим , посидим у «причала»
Где нервы, полечим сполна
Безгрешностью натурального сока и чая
Где нечитанных книг, целина
Да нет уж , покой только снится
И опять не находит покоя рука
И в кресле уже не сидится
Ведь наша судьба – вечно быть у руля
Н, Г

Хочу поздравить с этой круглой датой
И чтоб с чела грустинку отвести
Хочу напомнить, жизнь событьям кратна
И кто сказал, что половина пройдено пути
Пусть половина третью будет
За сто пятьдесят никто конечно не осудит
По больше бодрости ,в отрезке этого пути

Утка

Мой собеседник, не раз бывавший за границей, в странах социалистического лагеря, рассказал забавную историю. 

Два друга, находясь в командировке, решили приобрести в складчину ружье. Особенной популярностью в то время пользовалась фирма «Зауэр». Многие привозили из командировки шмотки, технику, которую можно сбыть в комиссионный магазин, но наши, истинные охотники, предпочли приобрести ружье, не какое ни будь, а особенное.

Особенность заключалась в следующем. Два ствола в линейку под стандартный охотничий патрон 12мм, третий ствол снизу, по середине, под стандартный патрон калибра 7,62мм. Стоило это чудо ружье больших денег. И вот —  два наших командированных друга, в свободное от работы время, решили съездить в соседний небольшой городок и купить в охотничьем магазине выше обозначенное чудо.

ТОСТ

В Венгрию с официальным визитом должен был прибыть один из руководителей СССР. Для проведения специальных мероприятий заранее прибыла группа советских офицеров с переводчиками. Оказалось, что Великий и Могучий среди венгерских военных, был вторым языком. Так что, все языковые препятствия были преодолены.

Сразу были определены задачи, составлен план их реализации. Венгры схватывали суть на лету, поэтому работа шла слаженно ,как говорят, без сучка и задоринки. Через четыре дня совместной работы, когда план был выполнен, один из венгерских офицеров предложил отдохнуть на природе. Звали его Иштен. Его дед был егерем в местном заповеднике.

На следующий день утром, загрузившись в машину, выехали за город. Ехали долго, как принято, по дороге рассказывали анекдоты, травили байки.  Подъехав к окраине леса  увидели добротный ухоженный домик, огороженный небольшим забором. У входа в дом их ждал седой, пожилой человек. Иштен представил всех, говоря на венгерском. Как оказалось, егерь и сам владеет русским языком и довольно не плохо. Поздоровавшись со всеми хозяин пригласил в дом.

«АДРОМ»

В далекие после военные годы, когда страна восстанавливалась от урона, нанесенного фашисткой Германией, правительство СССР делало все, чтобы восстановить военные кадры. Одним из многих, было принято решение о создании Ленинградского Высшего кадетского училища на базе бывшего артиллерийского училища, здания которого располагались на территории Петергофа. Все постройки были старые, толстые стены покрыты выбоинами от снарядов и пуль, рамы выбиты вместе со стеклами. Зимой прокопченные оконные проемы, печально взирали на свежий выпавший белый снег.

Судя по выбоинам на стенах, здание в ходе боев не однократно переходило из рук в руки. По середине двора с хозяйственными постройками, уныло стоял подбитый немецкий танк «Тигр», с ржавыми гусеницами. Он так и простоит на своем месте до 1956 года. У многих кадетов сложилось свое, своеобразное отношение к фашизму в целом, и к танку в частности, он был буквально обгажен. Не смотря на строгие внушения, наказания, на танке и вокруг танка, каждый раз появлялись новые кактусы из кала. Даже в ствол орудия, какой то шутник, напихал отходы человеческого организма, показав свое личное отношение к немецкой технике. Это были дети после военного времени, из рабочих и крестьянских семей, которые не смотря ранний возраст, на подсознательном уровне ненавидели все что связано с фашизмом.

Карантин 2

В помывочной мы лишились своей гражданской одежды. Стервятники обшарили все карманы, прежде чем отправить на мусор нашу одежду. Но некоторые призывники, наученные опытом старших товарищей, деньги оставили при себе. Не знаю кто , как и где прятал врученные родственниками деньги но я во время помывочных процедур держал в руке две смятые засаленные десятки. Это на то время были большие деньги. Деньги и на зоне пригодятся и в армии это аксиома не требующая доказательств. По прибытию в карантин каждый из нас поглаживал сохраненный капитал и думал как выгоднее его использовать. Позже этот капитал уйдет на обычную жратву в солдатском магазине. Никто и не подозревал, что кефир и печенье будет для нас деликатесом.

Хохол был строгим наставником, каждый не правильный по его мнению проступок, карался физически. Погон криво пришит, нет подворотничка , сапоги не начищены , руки в карманах, ну а если ремень не затянут. Но он был тоже человеком не лишенный человеческих слабостей . Он как ни странно тоже любил кефир с удовольствием ел конфеты и печенье на халяву. А кто не любит. На халяву и хлорка творогом покажется. Мы этим пользовались, так что многие наказания были не столь жестоки как прежде. Мы периодически бегали в магазин и потчевались солдатскими деликатесами в виде коржиков пряников и дешевых конфет, которые на гражданке не замечали. Пища в столовой была на столько визуально не привлекательной ,что мы ее не употребляли надеясь на припрятанные сбережения.

Но в остальном все было по уставу. Устав можно трактовать по разному ,это мы поняли еще в карантине не без помощи хохла. По уставу можно наказать. Это было самое жестокое наказание. Даже было выражение оттрахать по уставу. Вообще хохол не стеснялся в выражениях . Для нас это было диким поведением. Потом попав в роту мы поняли что по сравнению с дембелями в роте, наш хохол херувим с крыльями . А можно было устав обойти, это было поощрение. Но устав нужно было блюсти, даже мухи без устава не женятся, так говорил хохол. И мы его блюли а точнее заучивали , это для нас было как молитва «Отче наш…»

Ашичка (игра)

Кто не помнит, популярную на то ремя игру, ашички. Это обыкновенная rоленная баранья косточка. Мелкие косточки, раскрашенные в яркие цвета, являлись разменной монетой в буквальном смысле. Хочешь принять участие в игре, купи ашичку за копейку.  Крупная косточка, называемая на сленге дворовых «пацанов» «Лобан», шла по три копейки. Ашички ставили на кон, лобанами играли. А чаще ашички называли «Мослами». Чертили две параллельных линии с небольшим промежутком, на первую линию ставили в ряд ашички. От этой линии перпендикулярно бросали лобаны в одну сторону. Чей лобан дальше от линии, тот бросал первым, выбил ашичку за вторую линию, она твоя, не выбил, жди своей очереди,если там что то останется. Мы таскали с собой мешочки и готовы были продать ашички тем, у кого их не было. Игра была очень популярная, так что в день мы зарабатывали по двадцать копеек и пополняли запас выигранных ашичек. Еще одна игра, называемая на «Попа» была не менее популярна. Лобан сверлился в пяти местах и в образовавшиеся пустоты заливался свинц для утяжеления. Верхняя и нижняя часть стачивалась для скольжения. Передний край, для установки в вертикальное положение тоже подтачивался. Теперь этот мосол называли «Сочкой». По середине ряда ашичек ставилась залитая свинцом сочка в вертикальном положении. Играли такими же тяжелыми сочками . Правила такие,выбил попа за край второй линии,весь кон «ашички деньи» твой, выбил ашичку, она твоя, промахнулся, ставь дополнительно в ряд ашичку или ложи копейку на кон. Но для этой игры нужна гладкая поверхность. Пацаны моего возраста, подсознательно понимали, что на этом можно подзаработать. Кто то из наших уличных предложил, работать одной командой. Так образовалась наша уличная команда с «Березового тупика».  Это потом появятся другие команды Пайарыкская, Байсунская , Гиждуванскаяи тд.