Помывочная

Ворота медленно, со скрипом начали раздвигаться. Из открытого окна КПП на нас смотрели крепко сложенные парни в голубых беретах. Капитан повернулся к нам и улыбкой произнес — «Добро пожаловать в ад, салаги». Автобус медленно въехал на территорию части и проследовал по аллее до казармы.Там их уже поджидал прапорщик, с огромными, как у Буденного, рыжими усами. Ошарашенные от увиденного, мы вылезли из автобуса и стояли неровной кучкой. Капитан скомандовал прапорщику — «Принимайте», развернулся и ушел. На этом его роль покупателя закончилась. Прапорщик, оглядев взглядом каждого, басовито произнес — «Все гражданское на вас будет изъято и сдано на склад. Рюкзаки, чемоданы оставить здесь. Подходите по одному, получайте помывочный материал.» На лавочке перед казармой аккуратными кучками были разложены нарезанные кусочки хозяйственного мыла с мочалами искусственного происхождения. У лавочки стоял плотного телосложения сержант, выдававший разложенное каждому на руки. И, судя, по ослабленному ремню и бляхе висевшей в области паха, прослужившего больше года, таких, как позднее мы узнали называют — «Дембелями». Помывочного материала хватило на каждого. Прапорщик молча наблюдал за процессом раздачи и когда он закончился, произнес — «А теперь в автобус, в помывочную». Облегченные от своего нехитрого багажа мы залезли автобус. Автобус тронулся и таким же маршрутом по части выкатил за ворота.

Помывочная, оказалась обычной городской общественной баней. Нам огромно повезло, что приехали на автобусе. Остальные,что стояли около бани, а их оказалось довольно много, проделали весь путь в помывочную пешком и, судя по пыльным башмакам, без комфорта. Стояли дымя сигаретами и ждали, когда выйдет очередная партия кандидатов в солдаты. Отдельной группой стояли сопровождающие призывников — уже солдаты с красными флажками в руке и со штык ножами на ремне. То, что у них на голове красовался голубой берет с огромной кокардой и было оружие в виде штык ножа, приподнимало их над толпой, но потом оказалось что они обычные стервятники. Для них это обычное дело, привести, отобрать, что пригодится для самоволки или потом на гражданке. Некоторые призывники на призывной пункт одевались как на зону — телогрейка, старые штаны, стоптанные башмаки. А были пижоны, в модных клешах, писком моды были польские джинсы, в очках как у Джона Леннона, балоневых куртках и в прочих прибамбасах. И ни о каком складе, где будут храниться наши гражданские вещи, как мы поняли потом, нет речи.

Где то через час пришла наша очередь посетить местную достопримечательность. Прапорщик скомандовал — «По одному, в помывочную». Интересно, от куда это слово взялось в русском языке, или это придумал новоявленный Буденный. В предбаннике раздевшись до нага, мы смотрели, как сопровождающие осматривая наше шмотье, отбирали в отдельную кучу то, что, по их мнению, нам будет мешать служить, а им пригодится. Остальное просто связывали узлом для дальнейшего уничтожения.

После помывочных процедур, нас ожидал «Буденный» с большими белыми мешками. Голые, мы, по очереди подходили получать чуть сырое и пахнущее непонятным запахом исподнее и портянки. Это были кальсоны и распашонка. Портянками, оказались куски мягкой, довольно плотной, материи. Все это было как то чудно. Чуть в стороне, за прапорщиком, в углу стоял нам уже знакомый «дембель», с двумя солдатами. Солдаты спешно вытаскивали из больших мешков сапоги и новое, с иголочки, обмундирование. Двое солдат втащили в предбанник еще один мешок. Спешно распаковав, начали выдавать нательники, в простонародье — тельняшки. Голубые, полосатые, с длинным рукавом, пахнувшие только сшитым текстилем. В глазах выдававших тельники, как бы светился особый огонек, они с улыбкой, молча вручали, будто не нательное белье, а приз. Позже нам будет понятным, трепетное отношение к этому предмету одежды. А на то время, для нас тельняшка казалась обычной майкой, немного прикольной. Последними предметами прикольного наряда, были ремни с тусклыми от окисления бляхами и, к великомунашему разочарованию, пилотки зеленого цвета. Это как бы подчеркивало, что мы еще ни кто, ношение голубого берета нужно заслужить.

Дембель громким окриком «Внимание, черпаки», дождался тишины, деловито снял сапог и размотав портянку, на собственном примере показал процесс ее наматывания на ногу. У кого то был опыт, у кого то нет, мы просто автоматически намотали как попало, а как потом оказалось зря. «Процесс помывки и переодевания завершен, выходи строиться», скомандовал «Буденный». Мы вышли из бани и оперевшись на ограду, простояли еще два часа, ожидая других участников банно-прачечного дня. Травили анекдоты, курили, кто то пытался бегать в тяжелых сапогах, даже не подозревая, что бег в сапогах на длинные дистанции будет обычным явлением на оставшиеся два года. Наконец, последние переодетые черпаки вышли из бани. Молодой старший лейтенант, с азиатской внешностью, появился словно ни от куда и зычным голосом скомандовал — «Сопровождающие, ко мне». И ни кому в голову даже не приходило, что этот лейтенант будет командиром взвода, где мы будем служить. И что, в дальнейшем его карьера, после нашего ухода с армии, стремительно пойдет вверх и уже будучи генералом, при встрече он будет помнить наши фамилии, при этом приговаривая,- «кровушки выпили не мало у меня.» А скорее всего, он сам этого знал и не догадывался. Но это, другая история.

Старший лейтенант, проинструктировав сопровождающих, таким же зычным голосом скомандовал — «Внимание, в три шеренги, становись». Сопровождающие, подталкивая флажками, а где и просто беря за ремень, ставили по ранжиру. После того, как призывники выстроились в три шеренги, прозвучала команда на выдвижение. Колонна тронулась по направлению к части, где нам предстояло провести время с пользой для ума и здоровья.

Дорога проходила по маленькому городку, всюду сновали прохожие, попадались красивые девчата, в коротеньких юбченках. Не смотря на окрики сопровождающих, мы поворачивали головы, провожая взглядами и обсуждали увиденное с рядом идущими. Кстати, ремни у нас висели как у дембеля, говоря по простому — на самых яйцах. Дембель, на которого мы хотели походить, снисходительно позволял эту непростительную, для нашего звания черпак, вольность. Позже, по прибытии в часть, за это будет физическое наказание, а сейчас, резвитесь щеглы желторотые, думал дембель, глядя на нас прищуренным взглядом. Месяц в карантине, вы проведете со мной и вы даже не представляете, кто такой «Хохол». Я из вашей башки, выбью всю эту гражданскую дурь, а из задницы — мамины пирожки. «Машка», для вас будет родной матерью, сестрой и женой.

Городок закончился и мы шли, по изеженной дороге из песка, вернее сказать, из песка с пылью. Набежавший вдруг ветер поднял эту взвесь в воздух и опустил на наши гимнастерки и пилотки. Сапоги покрылись мелкой пылью, песок был везде, на голове, в запазухе, на зубах. По песку перекатывалась, по направлении ветра, оторванная верблюжья колючка, как единственное развлечении для идущих в колонне.

Наконец, появились уже виденные ворота, которые со скрипом отошли в сторону. Дальше по аллее, уставленной металлическими щитами, на которых нарисованы бравые солдаты в различной по сезону форме. Вот и казарма, где выдавался помывочный материал. Там же нас поджидали сержанты, которые будут учить нас уму разуму. Старший лейтенант скомандовал сержантам «Разбить колонну на четыре части, развести по казармам», и удалился, исполнив свой долг старшего. Колонну разбили и развели по разным казармам, а мы остались на месте с «товарищем дембелем». Так началась служба, не окончившего техникума железнодорожного транспорта ,молодого человека по кличке «Атос». Ее ему дали друзья еще в техникуме, в армии ему дадут другую кличку. В ВДВ это принято давно. Но это другая история.

Материалы по теме:

(Бред)
У каждого,  в глубине души, искоркой тлеет мечта. Она может быть большой, глобальной или мелкой, меркантильной. Лишь оставаясь с самим собой, силой воображения, искорка ...
Стихи на заданную тему
Удел радистов- "связь качать" При этом,жилы не без мата напрягая За срыв конечно "получать" И клетки нервов при этом не считая Но верю ,все от нас зависит Кто не ...
Проводы
Правы Великие - умчался век эпических поэм Что опусы в стихах, пришли в упадок Я думаю,поэты в этом виноваты не совсем Старался,но увы,сей стих не так уж ...
Стихи на заданную тему
Владимиру Григорьевичу Вот шестьдесят, это много иль мало Много для тех, кто от жизни устал Мало для тех ,кому времени мало Ты в своей жизни, всегда успевал Желаем мы ...
Утка
Мой собеседник, не раз бывавший за границей, в странах социалистического лагеря, рассказал забавную историю.  Два друга, находясь в командировке, решили приобрести в складчину ружье. Особенной ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *